поиск по сайту

Интересные факты о Марке Твене PDF Печать E-mail
Оценка пользователей: / 2
ПлохоОтлично 

mt3Марк Твен, подобно нынешним поп-кумирам, умудрялся сделать все, чтобы человечество было в курсе каждого его шага. Он 29 раз пересек Атлантический океан, побывал в Палестине и Одессе, написал 30 книг и более 50 тыс. писем. В свою черно-белую эпоху он носил только белые костюмы, и в его гардеробе их было более двух десятков. Плюс обязательная белая шляпа и красные носки. Великий экспериментатор, он не отказался оценить на практике достоинства изобретенного только что механического вибратора - и впечатлениями поделился с публикой.

За год до смерти он произнес: "Я пришел в этот мир вместе с кометой Галлея и уйду вместе с ней".

 

Сэмюэль Клеменс, которого мы знаем под именем Марка Твена, родился в год прихода кометы, в 1835-м, и скончался в 1910-м, когда комета ушла... В его жизни приключалось немало чудес, и есть основания полагать, что писатель обладал необычным даром.

Сэмюэл Ленгхорн Клеменс появился на свет во Флориде, штат Миссури. Мальчик родился недоношенным, на два месяца раньше положенного срока, и до четырех лет болел так часто, что почти все время был вынужден проводить в постели.

В молодости писатель служил руле­вым на судне "Пенсильвания", курсирую­щем по Миссисипи. Кстати, его псевдоним Mark Twain означает дословно "метка две сажени" — отметка, которая показывает, что достигнута минимальная глубина, пригодная для прохождения речных судов.

Жизнь Марка Твена была чередой странных совпадений. Так, имя в журналистике он заработал благодаря случайному стечению обстоятельств. Путешествуя по Сандвичевым островам, он много ездил в седле, и, в конце концов, у него на коже появились болезненные нарывы. Пока он отлеживался в гостинице в Гонолулу, туда доставили уцелевших пассажиров с потерпевшего крушение судна "Хорнет". Марку Твену удалось организовать пресс-конференцию с ними — и сенсационная информация под его фамилией попала на первые полосы всех газет мира.

После недолгого знакомства с народным ополчением (этот опыт он красочно описал в 1885 году), Клеменс в июле 1861 года уехал от войны на запад. Тогда его брату Орайону предложили должность секретаря губернатора Территории Невада. Сэм и Орайон две недели ехали по прериям в дилижансе к шахтёрскому городу Вирджинии, где в Неваде добывали серебро.

А в 1864 году он перебрался в Сан-Франциско, штат Калифорния, где начал писать для нескольких газет одновременно. В 1865 году к Твену пришёл первый литературный успех, его юмористический рассказ «Знаменитая скачущая лягушка из Калавераса» был перепечатан по всей стране и назван «лучшим произведением юмористической литературы, созданным в Америке к этому моменту».

Несколько слов о личной жизни Клеменса. Он был немного застенчив с девушками, и хотя его постоянно окружали симпатичные представительницы прекрасного пола, дальше вздыханий дело не доходило. Друзья подшучивали над Сэмюэлем, но что он мог с собой поделать, если при слишком близком нахождении в «биополе» красотки его начинала бить такая «нирвенная дрожь», что он всегда ретировался...

Счастливое (или несчастное, на первый взгляд) совпадение помогло писателю и в личной жизни. Приехав в гости в имение своего друга Чарли Лэнгдона, Сэм принялся ухаживать за его сестрой Оливией. Однако девушка не отвечала взаимностью. Когда Клеменс уезжал из имения, произошел несчастный случай: как только Чарли ударил лошадь кнутом, оба — он и Сэмюэл — выпали из фургона на мостовую. Как выяснилось, сиденья в фургоне были плохо прикручены... Так как Клеменс сильно ушибся, а дело было уже к вечеру, ему предложили остаться у Лэнгдонов еще на один день. На этот раз Оливия отнеслась к нему более сочувственно, и его ухаживания имели успех. В конце концов, Оливия Лэнгдон стала женой Марка Твена...

Еще в юности Лайви стала инвалидом, после того, как упала на льду. Твен заботливо опекал свою жену и во всем ей всегда помогал. Он был безумно влюблен в Лайви до ее смерти в 1904 году. Твен с трудом перенес эту потерю и так и не пришел окончательно в себя до конца своей жизни. Он просто не хотел жить на свете без Лайви.

В первую брачную ночь молодожены изрядно намучились. Лайви представляла, что ее муж будет опытным в деликатном вопросе, а он сам оказался девственником! Так что руководить процессом пришлось именно ей! Но какую же она потом за это взяла плату! Все интимные отношения с первого же мгновения «затачивались» под Лайви! Только ее желанием или нежеланием определялось, будут они вместе сегодня или нет. В общем, Марк Твен оказался на поводке, причем очень коротком...

Нравилось ли это мужу? Едва ли! Но Лайви потихоньку «заграбастала» все. Практически все, написанное рукой Твена, подвергалось жесткому редактированию его супруги. Впрочем, он и не роптал: супруга владела слогом ничуть не хуже его, а иногда ее замечания казались ему очень дельными... Но вот в постели... Здесь она была очень скупа, прижимиста. И хотя она родила Марку Твену троих дочерей, но к «телу» подпускала все реже и реже. И он, вместо того, чтобы «укреплять семью», уныло подсчитывал, что мужчина в состоянии совершать по 100 половых актов ежегодно на протяжении 50 лет, а женщина способна совершать по 3000 актов ежегодно (в среднем по 8–9 актов в день) на протяжении всей своей жизни. За всю жизнь, таким образом, мужчина способен на 5000 актов, а женщина на 150000. Из всех этих арифметических расчетов Марк Твен сделал такой вывод: у каждой женщины должен быть гарем из большого количества мужчин...

А еще он писал эротические эссе, причем втайне от жены, так как после ее «редакции» его сексуальный «пост» наверняка бы затянулся. Самое значительное его произведение на эту тему – «1601 год: беседы у камина». Перед читателями появляется королева Англии и ее придворные, которые, сидя у камина, обмениваются рассказами о своих сексуальных похождениях и победах. Или как вам небезынтересная теория Марка Твена о свече?

«В течение 23 дней ежемесячно (если только она не беременна) с 7-летнего возраста и до самой своей смерти от старости женщина готова к активным действиям. Она как подсвечник, который всегда готов принять свою свечу. Мужчина же готов к активным действиям только на протяжении какого-то ограниченного промежутка времени. Эта активность появляется у него где-то в 16-летнем возрасте, и старше действия мужчины уже не так качественны, а промежутки между ними становятся все длиннее, в отличие от его, скажем, прабабушки, которая еще умеет делать это как юная девушка. Подсвечник по-прежнему готов принять свою свечу, но вот свеча с течением лет становится все мягче и слабее, а затем и вовсе не может держаться прямо, и ее в глубокой скорби укладывают на вечный покой в надежде на будущее воскресенье, которое, впрочем, так никогда и не наступает». Вся эта «недодача» в деликатной сфере все равно выплеснулась наружу!

После смерти супруги, которая последовала в 1904 году, у Марка Твена стал проявляться болезненный интерес к маленьким девочкам. Он даже организовал клуб, который называл «Аквариумом». Членами клуба были девочки в возрасте 13–15 лет. И это притом, что его «свеча» из-за чересчур редкого употребления была «уложена на вечный покой» в возрасте 50 лет, или на семнадцатый год его супружеской жизни.

Он, вероятно, не занимался сексом ни с одной другой женщиной, кроме своей жены. После ее смерти его атаковала Изабель Лион, которая в течение многих лет была его секретаршей. Как женщина Изабель вызывала в нем чувство отвращения. В письме другу Твен написал: "Я просто не могу пойти в постель с мисс Лион. Лучше уж я сделаю это с каким-нибудь манекеном, сделанным из воска".

У Твена, как и у всякого человека, были свои слабости и пристрастия. Прежде всего, он был заядлым курильщиком. В его комнате всегда находилось двадцать-тридцать набитых табаком трубок, чтобы он мог, не отрываясь от работы, курить их одну за другой.

Еще одно пристрастие Твена - бильярд. С годами страсть к любимой игре только возрастала. Однажды, приехав в двенадцать ночи с празднования своего семидесятитрехлетия, он предложил своему другу сыграть короткую партию, и они так заигрались, что опомнились лишь от грохота бидонов молочника, когда увидели, что было уже около пяти утра. Но и тогда Твен не очень хотел отпускать своего друга. Помимо бильярда, Твен очень любил карточную игру «мокрая курица». В его доме был неписаный закон: все гости должны играть или в карты, или на бильярде. Если кто-то открыто выражал презрение к такому приятному и благочестивому времяпровождению, шансов на второе посещение твеновского дома у него не оставалось.

В Хартфорде Твен организовал строительство дома, в которым Клеменсы прожили до 1891 года.

Именно здесь родились дочери Сэмюэля и Оливии, Сьюзен (1872 - 1896), Клара (1874 - 1962) и Джейн (1880 - 1909) (еще один ребенок, Лэнгдон, родившийся в 1870 году, умер от дифтерии в возрасте полутора лет).

До своей смерти в 1910 году он пережил потерю троих из четырёх детей, умерла и любимая жена Оливия. В 1896 году умерла от менингита его дочь Сьюзен, в 1904 скончалась жена Оливия, в 1909 умерла дочь Джейн.

Дочь Твена Клара создавала отцу много проблем. До какого-то момента она, свято верившая в свой талант, изводила отца требованиями оплачивать ее гастроли, лучших педагогов, приглашенных солистов. Все это стоило огромных средств! А пианисткой Клара была никакой. Нескладной была и ее личная жизнь: дочь Твена часто меняла любовников, транжиря на них папины деньги. Истории с ухажерами живо мусолила пресса, и Твен был готов выписать любой чек, только бы предотвратить очередной скандал. И вдруг на горизонте Клары появился выходец из России пианист Осип Габрилович. В роли свата выступил сам Твен. Он же самолично вел их свадьбу - почти подпольно, втайне от зевак.

Твен сам написал и сообщение для прессы, которое озаглавил «Счастливая свадьба - это трагедия», объяснив, что брак всегда отравляет жизнь. В письме к другу он сообщил: «Габрилович оказал мне огромную услугу - уничтожил карьеру Клары. Молюсь, чтоб это было навсегда». Клара действительно оставила сцену. Возможно, ощутила ничтожность своего таланта рядом с гениальной игрой супруга. Так или иначе, Твен умер со спокойной душой».

В свои поздние годы Твен находился в глубокой депрессии, но всё ещё мог шутить. В ответ на ошибочный некролог в «New York Journal» он произнёс свою знаменитую фразу: «Слухи о моей смерти сильно преувеличены». Материальное положение Твена также пошатнулось: его издательская компания разорилась; он вложил много денег в новую модель печатного станка, который так никогда и не был запущен в производство; плагиаторы украли права на несколько его книг.

Марк Твен наложил запрет на публикацию мемуаров в течение ста лет после своей смерти. Он хотел написать автобиографию без оглядки на собственные чувства и эмоции третьих лиц.

В соответствии с завещанием Марка Твена читатели смогли ознакомиться с отдельными главами его автобиографии по частям (в 1924, 1940 и 1959 гг.).

В неизвестной до сих пор широкой публике 429-страничной части мемуаров Марк Твен утверждает, что на него гипнотически действовала Изабель Ван Клик Лион, его секретарь, личная помощница и доверенное лицо. Запретив публикацию автобиографии, писатель намекал на то, что в ней он критикует сильных мира сего — банкиров и политиков. Оказалось, что больше всего досталось его секретарше.

Кроме госпожи Лион писатель костерит почем зря и ее супруга Ральфа Эшкрофта, который в последние годы был его помощником. Великим свойственны подобные причуды.

Неизвестно, какие отношения связывали Твена с госпожой Лион. Документально подтверждено, что в 1902 году она разорилась и Оливия Клеменс (жена Марка Твена) сделала эту светскую даму своим личным секретарем. После смерти Оливии Лион воспитывала младшую дочь писателя-вдовца Джин. В 1907 году Марк Твен назначает секретаршу своим доверенным лицом, а через пару лет бросает ей в лицо обвинение в том, что все эти годы она манипулировала им. Марк Твен даже жалуется, что женщина, которая была моложе его на три десятка лет, пыталась его обольстить. В чем провинился перед классиком бедняга Эшкрофт, станет известно, когда выйдет третий том автобиографии.

Автор книги "Другая женщина Марка Твена: скрытая история последних лет его жизни" Лора Тромбли в интервью газете Sunday Times назвала эту рукопись "чересчур шокирующей". По ее мнению, Марк Твен потратил последние полтора года жизни на изложение обвинений в адрес своей бывшей секретарши. Это стало идеей фикс писателя и показало все худшие стороны его характера. С ней солидарен и 94-летний внучатый племянник экс-секретарши Твена Дэвид Мур. Он помнит, что миссис Лион "никогда не сказала о Твене ни одного худого слова". Часть литературоведов предполагают, что секретаршу оговорила средняя дочь Марка Твена — Клара. Она ревновала отца и боялась, что он женится на Лоре.

liveinternet.ru

 

новости из сети


все материалы взяты из интернета

При копировании материалов гиперссылка на сайт обязательна