поиск по сайту

А всё-таки они летают… PDF Печать E-mail
Оценка пользователей: / 0
ПлохоОтлично 
11.06.13 11:37

nlo29Всю жизнь русский ученый Феликс Зигель противостоял официальной науке, полагавшей, что никаких НЛО не существует.

В судьбе людей, опередивших свое время, есть печальная закономерность - большинство из них не доживает до официального признания своих трудов. Так случилось и с профессором астрономии Феликсом Юрьевичем Зигелем, который сейчас по праву признан отцом российской уфологии.

 

Под конец жизни Зигель дважды садился за автобиографию и дважды откладывал начатую рукопись. Времена были такие, что писать откровенно он не мог, а врать не хотел. А начать свои воспоминания он предполагал так: «Меня приговорили к расстрелу еще до рождения».

Юность под «опекой» НКВД

В начале марта 1920 года его 22-летняя мать Надежда Платоновна, будучи «на сносях», сидела в тюрьме по обвинению в контрреволюционной деятельности и ожидала казни. Однако случилось чудо: ее отпустили. А спустя неделю родился Феликс. «Почему Феликс? - спрашивают многие. - Уж не в честь ли Дзержинского?» Hет, разумеется, - в честь графа Феликса Юсупова, убийцы Распутина. Этот человек был очень популярен среди поколения родителей Зигеля, его патриотизм импонировал многим.

Мальчик родился слабым - сказались перенесенные матерью волнения. Родители отвезли его на дачу в Тарусу, отпоили козьим молоком, и ребенок окреп. Там же, в Тарусе, шесть лет спустя Феликс соорудил свой первый телескоп и начал вести дневник астрономических наблюдений.

На образование сына отец, обрусевший немец Юрий Зигель (сам блестяще образованный человек, юрист), денег не жалел. С детства Феликс прекрасно играл на фортепьяно, интересовался философией, историей, богословием. Впоследствии стал знатоком русской архитектуры - особенно церковной.
Семья была религиозной, строго соблюдались посты, отмечались все религиозные праздники. Феликс посещал проповеди знаменитого митрополита Александра Введенского, и вскоре тот стал его духовным пастырем на долгие годы. Под его влиянием юноша одно время всерьез собирался стать священником.

В 16 лет он участвует в большой астрономической экспедиции в Казахстан, где наблюдает солнечное затмение. Интересно, что рядом останавливается и американская экспедиция. Одним из ее членов был профессор Д.Мензел, книга которого впоследствии перевернет судьбу Зигеля.

В 1938 году страсть к астрономии окончательно побеждает, и Феликс вместо семинарии поступает на мехмат МГУ. Проучился он недолго - со второго курса его отчисляют в связи с арестом отца. Юрий Константинович обвинялся в подготовке взрыва авиационного завода в Тамбове. Донос написал сосед, позарившийся на его комнату. Пока разбирались, прошло два года. Отец вышел из тюрьмы больным. Ему пришлось ампутировать ногу, так как во время допросов арестованного заставляли подолгу стоять на одной ноге - эта пытка называлась «журавль».

Hачалась война. Отцу с его немецкой фамилией неминуемо грозил лагерь, а стало быть, смерть, поэтому ссылку в Алма-Ату семья восприняла как благо. Вернувшись из Алма-Аты, семья похоронила Юрия Константиновича.

С большим трудом Зигелю удалось восстановиться в университете, и только в конце 1945 года он получил диплом об его окончании. В 1948 году закончил аспирантуру по специальности «астрономия» и защитил кандидатскую диссертацию. Преподавал в московских вузах, делая это талантливо и увлеченно. Hо особенно прославился благодаря лекциям в Геодезическом институте и Московском планетарии.

Сенсации в планетарии

Очереди за билетами на лекции Зигеля растягивались на кварталы. К планетарию приходилось стягивать наряды конной милиции (прямо как на матчи национальной сборной по футболу), чтобы утихомирить всех желающих узнать, «есть ли жизнь на Марсе?» (так называлась одна из «коронок» Зигеля). Такой популярности не было даже у Любови Орловой и Аркадия Райкина.

Зигель был постановщиком и ведущим лекций о Тунгусском метеорите, которые по жгучему интересу публики и накалу страстей превосходили театральные спектакли. За основу был взят фантастический рассказ А.Казанцева «Взрыв». Начиналось это представление как бы в форме диалога со случайными зрителями (кстати, привлекались и настоящие артисты: так, актер Мет играл военного, утверждавшего, что взрыв на Тунгуске похож на взрыв в Хиросиме).
Посетители потихоньку втягивались в дискуссию, а Зигель разворачивал перед ними картины бескрайней Вселенной, ошеломлял гипотезами о путешествиях во времени, о разумной жизни других миров. И хотя официальные научные ведомства яростно критиковали мнение об искусственном происхождении взрыва, это только больше подогревало интерес к нему, что и позволило организовать со студентами и другими молодыми энтузиастами ежегодные экспедиции на реку Тунгуску.

И все-таки они летают!

В 1963-м Зигель становится доцентом МАИ, преподает математический анализ. В конце лекций он иногда по просьбам студентов заводил разговор об уфологии. Вскоре после начала работы в МАИ совместно с В.П.Бурдаковым он выпускает первый советский учебник по физическим основам космонавтики. Итак, перед Зигелем открывается манящая перспектива: авторство интересных книг, защита докторской диссертации, научный рост в стенах известного вуза...

Hо тут-то как раз и попадает ему в руки книга американца Дональда Мензела «О летающих тарелках». Именно эта книга убеждает ученого в реальности феномена. Давний интерес к жизни в космосе, возможным контактам с инопланетным разумом получил новый стимул, и Зигель решает посвятить себя утверждению научного подхода к этой загадке. Он прекрасно понимал, чем это грозит в советских условиях, но сделал выбор вполне в соответствии со своей бунтарской натурой.

Зигель писал: «HЛО — новое для нас, неизвестное явление природы. Новые идеи и открытия часто поначалу выглядят абсурдными…». Исследователь полагал, что сторонники и противники НЛО излишне спешат с выводами, не накопив достаточно фактов. Он предлагал провести научный анализ собранных на тот момент свидетельств, «к систематическому наблюдению этих объектов привлечь астрономические и геофизические обсерватории, службу погоды, станции слежения, наблюдательные пункты и радары аэродромов гражданской авиации и т.п.». Наконец, последовать путем американских исследователей, которые в лабораторных условиях сумели смоделировать некоторые процессы, наблюдаемые в HЛО.

В 1967 году при Доме авиации и космонавтики создается первая в СССР секция по изучению НЛО. А вскоре состоялось первое и последнее выступление по ТВ руководителей секции генерала Столярова и ученого Зигеля. Уже в декабре Отделение общей и прикладной физики АН СССР, возглавляемое академиком Арцимовичем, вынесло решение, осуждавшее изучение НЛО в СССР, объявив его антинаучной сенсацией.

Но Зигель не сдается. В 1969 году он впервые публикует гипотезу об управляемом маневре Тунгусского тела перед взрывом – ученый убежден, что этот так называемый метеорит был НЛО. В начале 1970 года был написан, но изъят официальными органами труд «Населенный космос» (позже, в 1972 году, он будет все же издан).

В 1974 году при МАИ Зигель создает инициативную группу по изучению неопознанных летающих объектов. Ему писали со всех концов огромной страны, подробно описывали виденные в небе чудеса. Объяснить эти тысячи свидетельств помутнением разума или галлюцинациями скептикам уже не удавалось: расстройство психики бывает у единиц, но не у тысяч. И вот уже, опираясь на эти данные, готовится специальный семинар - «НЛО-77», включающий 20 докладов.

НЛО под запретом

Увы, семинару не суждено было состояться. Работу группы заморозили. Это было началом травли, организованной на самом верху. Смысл ее был прост: в стране победившего социализма не могло быть места «мистике, поповщине и бесовщине». Все странные объекты в небе объявлялись оптическими эффектами, связанными с атмосферными явлениями, либо полетами самолетов и ракет.

Правда, вскоре жизнь посмеялась над мудрецами, для которых в мире якобы не осталось ничего неизведанного. Осенью 1977 года случился петрозаводский феномен - над столицей Карелии в предрассветном небе пронеслось нечто такое, от чего остановились все автомобили, а горожане проснулись в смятении и необъяснимом страхе.

Суперъявление, озарившее весь небосвод, наблюдали миллионы людей. Такое не скроешь: не случайно заметки о «петрозаводском феномене» попали даже в центральную прессу. Но официальная наука вновь промолчала – она и слышать не хотела об уфологии.

Более того, в институте, где трудился Зигель, начались бесконечные проверки ученого на профпригодность. Их смысл состоял в том, чтобы намекнуть: останешься без куска хлеба. О публикациях наблюдений, анализов фактов, гипотез больше не могло быть речи. Следствием этой травли стал инсульт в ноябре 1985 года и тяжелая болезнь, последовавшая затем.

После первого инсульта ученый пытался «вернуться в строй». Едва научившись ходить заново, отправился в институт договариваться о расписании лекций. Делился с близкими планами написания новых книг... Hо, увы, измотанный борьбой и беспокойной жизнью, организм не справился с болезнью: после второго инсульта, в ноябре 1988 года, Зигеля не стало.

Мало кто помнит о подвижнической работе ученого в наше бурное время, хотя его именем названы научные чтения по уфологии, проходящие в Москве раз в полгода. Остались и его 17 машинописных томов с описаниями наблюдений феномена НЛО над одной шестой частью суши, осталась его работа «Введение в будущую теорию феномена НЛО». Остались многочисленные черновики и наброски к будущим книгам. Все эти рукописи хранятся у дочери ученого и ждут своего часа…
Автор: Валерий САФРОНОВ / Тайная власть № 9

 

новости из сети


все материалы взяты из интернета

При копировании материалов гиперссылка на сайт обязательна